Упрямство — страшная штука. И как побороть упрямство?


Упрямого человека легче избить, чем переубедить.

УпрямствоЯ проснулась сегодня с больной головой. Изнутри, невидимый кольщик перебирал колокола. Рядом кто-то дергал на струны отчего боль вытягивалась, а потом, отпущенная, долго еще отдавала вибрацией. Слева били молоточком о железо. Все это происходило в немыслимых внутренних температурах — жарило изнутри. Порой казалось, что голова лопнет даже не от боли- от внутренней какой-то температуры. Внешне же голова была обычной. Зато тонометр выдавал немыслимые цифры.

Сердце тоже напомнило о своем существовании. У меня иной раз нет нет, да мелькнет мысль, что мое сердце — чье-то жилище. Вот живет в нем кто-то и недавно начал делать ремонт.

Сначала он шкрябает по внутренней стенке шпателем. Монотонно так, шкряб-шкряб… чувствительно. Потом начинает сверлить дыры в определенных местах. Иногда заливает в отверстия горячее… вязкое. Это вязкое растекается. И долго остывает, припекая. Потом стенки сердца покрывают изнутри чем-то прохладным и вязким. Словно киселем. В этот момент у меня потеют ладони. Я пытаюсь договориться с жильцом. Но тот включает все сердечные лампы и сердце начинает согреваться. «Уменьши температуру, сгорю!» — кричу я жильцу. Но его и след простыл. Сердце печет и неприятно «поджигает». Иду на выручку. Тушу пожар сердечными.

А в голове в этот момент черти жарят мозг на сковороде. А еще, кто включает счетчик. И счетчик тикает. Монотонно и невыносимо. «Это на погоду. Обычно у некоторых людей на погоду такая реакция». Обманываю сама себя. Оправдываю наше отношение друг к другу. Перед кем? Пытаюсь залатать дыры от пуль. Скрыть их так, как кистью обрабатываешь проблемные зоны в фотошопе. Не хочу, что бы они были видны. Никому. Хорошо, когда я это понимаю. Плохо, когда только я это понимаю.

Упрямство — страшная штука. Впервые сталкиваюсь и шокирована до безумия. И как побороть упрямство?

Чем больше думаю, тем больше накаляюсь. Чем больше накаляюсь, тем веселей чертям. В голове. У них уже целый пир с плясками у раскаленной сковороды.

Послушайте, я подумала о том, в каких должно быть болях умирают инсультники, а?

Я утром проводила беседу. Не выдержала. Умом понимала, что если не я, то никто. О том, что говорила — позже. Сейчас легла, глаза закрыла и жду звонка. Все думаю о том, что если уж у жизни бывает конец, то у упрямства тем паче.

Хотя, спорный вопрос.

Начала вдруг откладывать приобретенный опыт в копилку. Авось пригодится. Но и выводы тоже туда затолкала. Страшно, когда мелькают мысли взять саблю и разрубить, нет, не упрямого на куски. Узел, что нас связывает.