В одной упряжке.


v-odnoy-komandeЯ всегда считала, что если люди вместе, не важно — живут ли, или встречаются или просто друзья, то кровь из носу — они должны быть в одной команде. Вот хоть убейся, — одна команда и все. И друг за друга. Помните, как у Земфиры в песне? «Я всегда буду за тебя, я всегда буду за тобой,  нет, не отпущу!» Так и тут.

И люди, которые начинают незаметно, как им кажется, играть в другие ворота или просто против шерсти, отторгаются постепенно. И вроде ты сам этого не желаешь, а они уже начинают против твоей воли отслаиваться от тебя, как ненужный кусок кожи. Мне часто говорили раньше «Чтобы не случилось, я с тобой!». Не многие сдержали обещание.  У меня характер сложный. За мной не угнаться порой. Но если я рядом — можно спать спокойно. Я никогда не оставлю, пусть даже это стоит мне жизни. Недавно мама мне сказала « Знай, чтобы не случилось, я всегда на твоей стороне».  Наверное, ради этой фразы, стоит жить. Безусловно, я знала, что мама и так всегда будет на моей стороне. Но мне необходимо это услышать. Я мало того, что визуалист, я должна еще и  слышать.

Меня нельзя оставлять одну. Надолго нельзя.  Особенно если не очень ладится. Особенно если разругались. Я всегда об этом предупреждаю людей. У меня сложные отношения с головой. Об этом я тоже всегда предупреждаю. Голова, в такие минуты работает против меня, подминая под себя остатки разума. Она просто специально блокирует разум и все. Я — в полном одиночестве, словно в темноте. Многие это знают. И не оставляют. Вот поругаемся — они стараются не отпускать меня, а если уж ушла, то звонят и говорят. Много говорят. И голова начинает работать. Но многие, зная, что оставлять меня в такие минуты нельзя, вытаскивают из кармана гордыню. И сидят с ней — чай пьют. И я знаю, постепенно я начинаю  таких людей уничтожать. Нет, я ничего плохого им не делаю. Я просто вне своей воли и разума отталкиваю их, вычеркиваю из жизни. Постепенно. Потому, что голова, в тот момент, потеряв разум, выдавала только одно «Меня бросили и оставили одну!» Вы понимаете, что такое оставить человека одного, в полной темноте? Это когда я забивалась в угол и боялась самой себя и своих поступков и действий — совершенных и не совершенных. И думала о страшном. А кто-то в этот момент,  пил чай со своей гордыней. И я точно знаю — наступит момент, когда  он так и будет пить этот чай. И чай остынет давно, а я буду уже далеко. В моих личных дальних далях, куда нет доступа этим гордецам!

Человек, наверное, самое требуемое ласки, существо.  А я — так вообще! Для меня ласка — это основной жизненный параметр. Вернее, один из основных! Вот порой смотришь- всем хорош человек… и для тебя и за тобой. А не ласков! Многие бы наплевали — если для тебя и за тобой, да на черта эта ласка нужна! А я не могу так! Нет ласки — умираю. Как тот цветок на клумбе, без воды.  Меня этим купить можно — как дважды два! И денег не надо! И никаких грубостей. Я знаю, многие любят. Фишка у них такая, смс-ки грязные, оскорбления, якобы шутя, мол, возбудительно! Да трахала я ножкой от табуретки такое отношение! Я люблю, что бы на меня дышали с трепетом и любили!  Я тогда — калачиком готова свернуться и как тот джин из бутылки — все желания выполнить!

Отношение к человеку — очень сложная штука. Строится годами, рушится  в один миг, но чаще — накапливанием. Копится-копится, а потом раз — у тебя гордыня в гостях чай пьет, а ко мне в гости пришло безразличие. И у нас, представляешь — тоже банкет!

Вчера читала Альберта Лиханова. Очень хорошо описывает отношения между людьми.  С примерами. Я как-нибудь напишу об этих примерах. Наверное, даже очень скоро.

А сейчас у нас весна. В Москве, говорят, вчера был снег. А у нас этой зимой снега не было. Я вот ехала на работу и думала о том, что пройдет еще какое-то время, и в наших краях будет всегда тепло. Как в Тайланде, к примеру. И к нам будут все приезжать.  Потому, что пальмы будут расти, и бананы гроздьями свешиваться. И море будет теплое.  Но это будет не скоро, лет через сто.  Или через двести. Раньше, наверное, не надо. Я же еще свое белое меховое пальто не сносила!